Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствую Вас Гость!
Среда, 20.02.2019, 04:02
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Архив записей

Счетчик сайта

счетчик посещений

Добыча нефти

История нефтепромысла № 4

  Нефть – драгоценный дар подземных горизонтов, кровь земли, вобравшая гигантскую энергию доисторического солнца. В нашем столетии со своим спутником, газом стала она одной из основ современной цивилизации. Мы ощущаем щедрость «черного золота», рожденные им сила, свет и тепло. Но часто ли задумываемся о том, кто и как добывает его? На Оренбуржье этот вопрос не может быть случайным. Здесь трудится уже несколько поколений людей, без остатка посвятивших свою жизнь трудному и нужному делу нефтедобычи. Благодаря сплаву труда, знаний, таланта преданности работе создан могучий коллектив объединения «Оренбургнефть», на счету у которого сотни и сотни миллионов добытой нефти, десятки миллиардов кубометров газа.
  История оренбургской нефти своими корнями уходит глубоко в прошлое. О том, что между Волгой и Уралом, в том числе и в окрестностях Бугцуруслана обнаруживались выходы нефти на поверхность земли, было известно давно. Почти триста лет назад в первой российской газете «Ведомости о военных и иных делах…», основанной Петром I, была опубликована такая предельно лаконичная информация: из Казани пишут: на реке Сок нашли много нефти…. А река Сок – левый приток Волги – оренбургская река, берущая начало в нашей области. Знаменательно, что в петровской газете говорилось, что эта находка «чает быть немалую прибыль Московскому государству». Пророчество сбылось в наше дни. На берегах реки Сок были открыты крупные нефтяные месторождения у соседей – Куйбышевской области. А не так давно открыто Сокское месторождение – самое северное в Оренбуржье. 
  Летом 1752 года недалеко от берега Кармалы татарский старшина Надыр Уразметов обнаружил черную жидкость, вытекавшую из трещины на обрывистом склоне холма. Предприимчивый первооткрыватель налил «земляное масло» в бутылки, бережно уложил в возок и за тысячу с лишним верст повез в Петербург, (В Берг-коллегию). Вернулся в родные места с Указом, по которому ему с сыном Юсупом разрешалось «на речке Кармам завод, завести, для которого они поблизости четыре нефтяных ключа сыскали».
  В 1754 году Уразметов приступил к строительству небольшого нефтеперегонного завода. Стройка продолжалась несколько лет, а потом Уразметов умер и завод так и не состоялся. О нефтяных ключах и озерах, которые «производят дух весьма противный», упоминал в « Геопографии Оренбургской», увидевший свет в 1762 году, историк Оренбургского края П.И. Рычков. Позже о нефтяных ключах писали побывавшие в этих местах видные ученые- академики И.И. Лепехин и П.С. Паллас. Об источниках сообщала сто с лишним лет назад газета «Оренбургские губернские ведомости». «… Из ключевых жил выплывает на поверхность нефть, задерживается она в ручье перегородками из жердей или досок. По мере накопления ее счерпывают деревян-ными ковшами и сливают в бочонки или бутылки. Из этих ключей владельцами собирается нефть до десяти пудов». Наконец судьба довольно крупной нефтеносной провинции заинтересовала и русских, и особенно иностранных предпринимателей. О днем из первых еще в 1841 году эти места обследовал английский геолог Мурчесон. 
Было в царской России «товарищество нефтяного производства братьев Нобель» - шведских изобретателей и крупных промышленников. Один из них стал учредителем знаменитого фонда Нобелевских премий. Прослышав о перспективности степей Заволжья, в начале XX века снарядили Нобели экспедицию на поиски нефти. В районе деревни Камышла и около поселка Байтуган начались буровые работы. Но промышленной нефти не на-шли.
Словно состязаясь друг с другом, посылают экспедиции в районы Ишимбаево, Бугуруслана, в окрестности Са-мары, в Заволжские татарские села иностранные и российские компании. Но и эти разведки оказались безре-зультатными.
А скоро шквал революции смел и Нобелей, и компании помельче.
В первые годы Советской власти, когда страна задыхалась от голода, разрухи и топливного кризиса, в целом ряде выступлений, писем, телеграмм, В. И. Ленин настоятельно требовал всемерно усиливать добычу нефти в старых районах, настойчиво вести поиски месторождений.
29 октября 1919 года В.И.Ленин дает срочную телеграмму в Туркестанский ЦИК, Реввоенсовет Первой армии и в Туркестанский комитет партий предлагает оказать самую всестороннюю помощь срочным разведкам на нефть в Волжском районе. «Вся программа работ Главнефти, - говорилось в телеграмме, - носит ответственный, крайне срочный характер по экстренным планам снабжения страны топливом.… Всякое промедление по осуществлении программы наносит непоправимый вред Советской республики».
… В атласе железных дорог России, который можно было увидеть в кремлевском кабинете Ленина есть карта, на ней рукой Ильича прочерчены две карандашные параллельные линии от берегов Каспия, от богатого нефтью Эмбгенского месторождения до города Орска. В левом верхнем углу карты Владимир Ильич нефть «нефть» Еще в ту трудную пору Ленин считал необходимым положить на все в этот степной оренбургский город две магистрали – железную дорогу и трубопровод, чтобы здесь перерабатывать сырую нефть и давать горючее Уралу, Сибири, Казахстану.
Такая телеграмма была направлена из Кремля Самарскому и Саратовскому губкомом партии и губисполкомом 25 февраля 1920 года. Строительство в прикаспийских степях началось. Но в те тяжелые годы не хватило ни сил, нисредств, ни оборудования для того, чтобы довести дело до конца. А тут еще новая беда обрушилась на республики. В Поволжье начался голод. 29 апреля 1921 года Совет труда и обороны принял решение прекратить прокладку магистрали. Не удалось, и тогда найти нефть. Пробурили в разных местах Заволжья 13 скважин, и все они оказались «сухими». Только в районе Бугуруслана одна из скважин обнаружила очень небольшие запасы загустевшей, так называемой гудронной нефти. Оборудование тех лет было несовершенным, бурили мелко. Как отмечал позднее И.М.Губкин, «…все эти буровые скважины просто не дошли до нефти».
Эти неудачи обескуражили многих, даже опытных геологов. Тогда возникла теория «мертвой нефти», теория первичности нефтепроявлений в этих местах, согласно которой выходы нефти на поверхность рассматрива-лись просто как остатки месторождений, существовавших в далекие геологические времена. Был придуман и «обоснован» процесс истощения этих месторождений.
  Побывший в этих местах в 1919 году и лично участвовавший в геологических разведках И.М. Губкин не согласился с этими «горе-теоретиками», как он их называл. В целом ряде статей и выступлений «главный нефтяник страны» снова и снова подчеркивал, что выходы нефти на поверхность в этих районах представляют большой практический интерес, что они требуют тщательных исследований, что при более благоприятных условиях разведки может быть открыт новый крупный нефтяной район государственного значения.
  И.М. Губкин настоял на проведении комплексных поисково-разведочных работ на всем огромном пространстве между Волгой, Камой и Уральским хребтом. 
  Тем более что первая нефть в этом районе была получена в апреле 1929 года, когда при оконтуривании месторождения калийных солей Верхнее-Чусовский Городках с глубины чуть более 300 метров совершенно неожиданно ударил нефтяной фонтан.
  В 1931 году геологические партии начали разведку по всему возможному нефтяному меридиану вдоль западного склона Урала. Была выявлена обширная нефтеносная полоса, проходящая по Оренбургскому и Саратовскому районам, более позднее бурение подключило к ней Каимринский (ныне Октябрьский), Акбулакский районы. Осо-бенно обнадеживало то, что форма структуры, условия залегания геологических пород имели много общего с богатейшим нефтеносным Ишимбаевским районом. Но поиски не дали тогда промышленных запасов нефти. Геолог П.И. Климов под руководством, которого было пробурено несколько скважин у села Краснояр, своем отчете записал: «Изыскание продолжать бесполезно». На 17 съезде ВКП (б), состоявшемся в январе-феврале 1934 года, подчеркивал, что без создания новых баз угольной нефтяной промышленности, без выполнения этой неотложной задачи можно посадить на мель и промышленность и транспорт. Съезд поставил конкретную задачу, как одну из самых главных во второй пятилетке: « Взяться серьезно за организацию нефтяной базы в районах западных и южных склонов Уральского хребта». Наркомат тяжелой промышленности, который возглавлял Г.К. Орджоникидзе, принял самые энергичные меры для решения этой важнейшей проблемы. Задача была невероятно сложной. В 30-е годы в стране было всего лишь около трех десятков буровых станков для проходки глубоких скважин и их лично распределял нарком. В конце 1935 года в степных районах Оренбуржья уже работали 6 геологоразведочных, электроразведочная, гравиметрическая и7 топографических партий. Признаки нефти обнаруживались на разных глубинах и в разных местах, однако промышленная нефть так и не была тогда найдена. И, тем не менее, разведка велась все интенсивнее. Несмотря на целый ряд неудач, многие геологи верили в большую нефть Оренбуржья. В те годы в Оренбургских степях поиск нефти вели опытные геологи С.С. Жуков, А.А. Богданов, Я.С. Никитин, старейшие буровики В.П. Волков, Н.Н. Зинков и многие другие разведчики недр. 
  Открытие нефти нарушило неторопливый ритм жизни небольшого степного города. 23 октября тяжелой промышленности СССр подписал приказ премировании ряда специалистов за открытии нового Бугуруслаского нефтяного месторождения. Премиями были отмечены геолог Я.С. Никитин и И.П. Соколов --- « За проектирование и обслуживание кремиустной разведки, которой были выявлены нефтеносные и газоносные горизонты в уфимских и казанских отложениях», Б. Е. Диккенштейн --- « За руководство электроразведочной съемкой, была уточнена Бугурусланская структура, расширены ее перспективы». С каждым месяцем возрастали объемы проходки скважин, По данным геологов, в ту пору площадь Бугурусланской нефтяной структуры составляла уже более 50 кв. км. 8 ноября 1938 года была образована Бугурусланская контора бу-рения. 
  Сейчас молодым нефтяником непросто поверить насколько тяжелее довались поиски добычи нефти шесть десятилетий назад.
  Рождение нового производства всегда сопряжено с былыми издержками. А рождение нефтяного промысла – вдвойне или даже в тройне. Разбросанность объектов, необходимость срочного строительства инженерных коммуникаций, дорог, резервуаров, трубопровод для перекачки нефти, отсутствие производственной базы, ремонтных мастерских, нехватка оборудования и транспорта, несовершенство буровой техники – все, создавало событие, специфической трудности. 
  Тяжело пришлось с кадрами нефтяников. Местных специалистов не было, и быть не могло. Основную массу буровых мастеров и бурильщиков составляли люди, приехавшие из других мест, главным образом с промыслов Баку, Грозного. Людей, приехавших издалека, нужно было в срочном порядке обеспечить жильем.
  Надо было оперативно решить проблемы строительства, возводить и промышленные объекты, и жилые дома.
Работая в таких неприятных условиях, с примитивной техникой, люди от месяца к месяцу наращивали «черного золота»  
  Но не всегда их не легкий труд завершался удачей. Неподалеку от первой скважины еще две. Судьба и той и другой оказались драматичной. 
  Во второй половине августа из скважин №2 с глубиной 211м. ударил мощный газовый фонтан. Его пытались заглушить, чтобы продолжить бурение до артинского горизонта. Но вечером 26 августа газ неожиданно вос-пламенился. Взрыв огромной силы прогрохотал над Бугурусланом. На двадцатиметровую высоту взметнулся огненный факел. Могучий голос вырывавшегося из глубин газа, заглушал все вокруг. Деревянная вышка сгорела, как свечка, за несколько минут. Пламя, как вспоминал ветеран «Бугурусланнефти» В.Н.Сперанский, полыхало долгие месяцы. Зимой на отогретом вокруг скважины островке зазеленела трава, а потом появились даже подснежники. Попытка засыпать пылающее устье скважины землей оказалась безуспешной. В Бугуруслан прилетели из Сызрани и Ишимбая специалисты по укрощению огненных фонтанов. Они применяли для тушения локомобиль, пламя удалось сбить мощной струей пара. Газ продолжал фонтанировать, но уже без огня. Порка скважину не закрыли стальной задвижкой.
Очень продуктивной оказалась скважина №3. После простреливания дыр на глубине 377 и 3380 м. в Кунгурском горизонте скважина начала фонтанировать нефтью. По определению специалистов суточный дебит скважины должен был составить до 70т. Но резервуары на промысел еще не сделали, нефть девать было просто некуда, и тогда руководители промысла решили временно скважину заглушить. Томпонатный цемент привезли с опозданием и нен той марки. А когда 20 дней спустя скважину открыли, вместо нефти пошла вода. 5 сентября 1941 бюро областного комитета обсудило вопрос «Об увеличении нефтедобычи по тресту «Бугурусланнефть» и подготовки промысла к работе в зимних условиях»
В принятом предельно конкретном восстановлении бюро обязало руководителей треста увеличить количество буровых установок, одновременно находящихся в работе до 54 (32 в эксплуатационном бурении и 22 в разведочном). Организовать разведочное бурение на Красноярской, Султангуловской, Байтугановской структурах. В связи с острой нехваткой труб предлагалось извлечь и использовать обсадные трубы из законсервированных и ликвидированных скважин. Чтобы не допустить потерь и снижения уровня добычи бюро предложило в срочном порядке пордготовить амбары, рассчитанные на временное хранения 15 т. нефти.
В ноябре 1946 года дала промышленную нефть с центральной базы с опозданием сдали нефтепровод от Байтугана до Клявлина. С опозданием стали давать нефть, хотя на Байтугане работала лучшие бригады Ф.Н.Морозова, и И.Н. Поликанова, Т.О.Заметко, И.М.Донковцева, Окулинина, хотя все они перешли тут на трудное бурение, все же темпы освоения перспективного месторождения были очень замедленными. Так, например, план первых 5 месяцев 1949 года бурения выполнен только на 17,7 процентов 14 июня 1948бюро областного комитета партии рассмотрело вопрос о ходе выполнения социалистических обязательств коллек-тивного треста «Бугурусланнефть». Состоялся очень критичный разговор, были вскрыты крупные недостатки в работе треста и управляющего П.В.Чернышева. (Летом 1957 года А.С. Сидоренко был назначен начальником «Главвостокнефтедобычи»). Отмечались низкими темпами освоение ПИлюкинского и Байтуганского месторождений. Бюро наметило меры по искоренению недостатков. Предстояло в 1948-1949 годах пробурить 200 скважин разведочных и эксплуатационных. Уже на 1949 год планировалось войти на уровень добычи 1 млн.т. нефти год, но «Миллионерами» стали только спустя 10 лет. В 1959 году когда записали на свой счет 1068тыс.т. жидкого топлива. В орогидрографическом отношении район Байтуганского месторождения расположен в пределах рек Шесима и Сок, представляющий собой плоскую возвышенность с абсолютной отметкой рельефа +270-+280м.; отдельные холмы до +300м. Территория района изрезонастью речных и овражных долин впадающих в реку Сок. 
Для бытовых нужд водами этих рек пользовались местные жители и рабочие НГДУ «Бугурусланнефйть» Частично эти воды используются для поддерживания пластного давления. В 1946 году началось бурение и в тоже время организовался в селе Н.Усманово нефтепромысел №4 по добычи нефти. Первым директором нефтепромысла №4 был И.М.Чумаков. Нефтепромысел состоял из 2-х участков 1-й Красноярский участок, второй участок находился на скважине №4. На участках были построены общежития для проживания рабочих, магазин, школа, где учились дети нефтяников. Рабочих было очень много, работали в трудных условиях. На вахту ходили пешком за 11-12км., ночью с факелом. Дорог и освещения не было. Бурение скважин было паровое. Были построены котельные, где были установлены паровые машины. Каждую пробуренную скважину сдавали нефтепромыслу для эксплуатации по добычи нефти. Электричества не было, скважины работали за счет дизельных генераторов. Начали улучшать условия труда, была построена 1 электростанция около скважины №23 поселка Краснояр, которая давала ток для учаска Красный Я. На втором участке была своя электростанция, построенная нефтяниками. На каждом участке были построены котельные для обра-ботке нефти. Каждый участок обрабатывал свою добытую нефть. Контора нефтепромысла находилась в частном доме. Во время работы директора Чумакова была построена контора и заложен парк на территории нефтепромысла, который сохранился до наших дней. После Чумакова место начальника нефтепромысла занял Пик. Началось строительство подсобных помещений и мастерских нефтепромысла №4. Кода появился свет стали переходить на электрооборудование. На станции Дымка была построена спец.база для обеспечения нефтепромысла «ОТС (отдел технического снабжения)». Вывозили с Дымки все на тракторах, начали строить дорогу до Дымки, но не закончили, так как бурение, не обнаружило нефть и было переведено на другой участок и строительство дорог прекратилось. Стали возить вахту на тракторах, потому что лесные дороги были очень плохие. Для обеспечения работы нефтепромысла была создана автотранспортная контора, где был большой парк машин и тракторов. Была открыта контора для строительства жилья, контора спецстрой для строительства объектов нефтепромысла, контора дорстрой для строительства дорог, контора ЖКХ, связь, пожарная инспекция. Больница работала от Бугурусланского горздравотдела. Так как рабочих было очень много, жили в трудных условихя: в банях, сараях, в частных квартирах. Начали улучшаться условия труда: строительство жилья, рабочим стали давать квартиры. После Пика начальником нефтепромысла стал ра-ботать Коньков В.А., для детей нефтяников был построен детский сад, которым заведовала Сорокина Н.Г. в настоящее время сад закрыт. После Конькова В.А. директорами работали: Агафонов, Игнатьев М.П., Радионов А.П. Во время его работы силами нефтепромысла был построен мост через реку Сок, который теперь остался сбоку от нового моста. Затем сменил Радионова Ряхов Е.Н. Во время его работы в 1971 году было газифицировано жилье баллонным газом. После его смерти занял место начальника Кабанов А.Г. для улучшения жизни рабочих Кабанов провел отопление от котельных во все жилые дома. В последние годы стало заметно стареть Байтугановское месторождение, поизносилось оборудование, участились прорывы на нефтепроводах и выкидных линиях. Прорывы нефтепроводных линий настолько частые, что не удалось избежать замазученности почвы. Только за счет плотины в районе скважины №300 смогли удержать нефть, не пустили ее в речки Мокрый и Якшигур. Но прилегающий лес загрязнен изрядно. Порывы все продолжались, много времени уходило на ликвидацию замазученности, эта работа усложнялась из-за отсутствия погрузчика. Надо было спешно решить вопрос о капитальном ремонте коммуникаций. Об этом начальник промысла А.Г. Кабанов не раз докладывал в НГДУ, просил ускорить эту работу, но всегда возникали другие неотложные задачи, и про-блема Байтугана отодвигалась на второй план.
Однажды заказали трубы, наварили плети для замены выкидных линий, но готовые трубы увезли в Ибряевку, там они оказались нужнее.
В управлении, видимо, свыклись с тем, что четвертый промысел работал относительно стабильно, из месяца в месяц выполнял государственные заказы по добыче нефти. Но при таком отношении старый промысел мог начать отставать. Тем более не раз велись разговоры о разбуривании Байтуганского месторождения, где еще остались немалые нетронутые запасы нефти, но дело так с места и не сдвинулось.
 В настоящее время начальником нефтепромысла №4 работает Зиннуров Ф.Р.
Но, не смотря на трудности, коллектив нефтепромысла успешно выполняет установленные ему задания. Этому способствует сдача в эксплуатацию новой скважина №128 на Саковке. Замена котлов в котельной, в головной перекачки, замена выкитных линий, в 1997-1998 проведена большая работа по газификации села Н.Усманова и рабочего поселка. Во все жилые дома провели газ. В 1995 году нефтепромысел №4 полностью отошел от системы НГДУ «Бугуруслан-нефть» и был создано Российско-американское предприятие ООО «Байтекс» (общество с ограниченной ответственностью). Было завезено много технтки, оборудования для капитального ремонта скважин и дальнейшего развития нефтепромысла, увеличение по добычи нефти планируется разбуревание 10 скважин 1998 году на Байтуганском участке. 
Для большинства людей главное в жизни их работа. Она определяет достаток и благополучие. С ней связаны честолюбивые помыслы и смелые надежды, она дает уверенность в завтрашнем дне и дарит теплые воспоминания, наконец, приносит неповторимые чувства сопричастности большому настоящему делу. Работа в высоком смысле – основа и содержание бытия. 
Трудовая вахта многотысячного коллектива нефтяников продолжается уже 6 десятилетий, и будет длиться, ибо немыслимо будущее России без его мощного вклада в экономику, в согласное движение страны.
Подводя итоги 60-ти летней деятельности нефтяников нельзя не сказать о центральном аппарате управления главном штабе объединения а ныне «ООО» Оренбург нефть. 
34 минуло с тех пор как было создано объединение возглавившее становление и дальнейшее развитие нефтяной отрасли в области. С первых же дней существование аппарата объединения в нем сосредотачивались наиболее квалифицированные, профессиональные кадры нефтяников. Пополнение их шло прежде всего за счет соседних нефтяных районов страны Самары, Татарии, Башкирии, Перьми. И руководителями объединения в разные годы были специалисты работавшие прежде в других нефтяных районов.  

  MOL Group покупает 100% ООО «Байтекс»
MOL Group стала победителем в аукционе по покупке 100% акций ООО «Байтекс» у базирующихся в Техасе VF-NEFT Development LLC и RusOil LLC, после получения разрешения Федеральной антимонопольной службы, сообщает пресс-служба MOL.
Согласно аудиту запасов, проведенному DeGolyer and McNaughton ( по состоянию на 31 декабря 2005 года) ООО «Байтекс» располагает доказанными и вероятными запасами в 66,7 миллионов барелей нефти, что составляет более 20% текущих запасов MOL Group.
 ООО «Байтекс» обладает лицензией на добычу в Байтуганском месторождении в Волго-Уральском регионе , одном из основных нефтедобывающих районов странык. Месторождение хорошо обеспечено инфраструктурой и непосредственно соединено трубопроводом с транспортной системой АК «Транснефть»
Текущий уровень добычи на месторождении-1800 барелей сырой нефти в день с плотностью 26 градусов API и низким содержанием серы. Чтобы максимизировать извлекаемые запасы нефти MOL Group планирует инвестировать более 200 млн долларов США в разработку месторождения в течение следующих 8-9 лет и увеличить ежедневную добычу до приблизительно 14000 баррелей в день к 2014 году. Цена сделки не разглашается. При таких темпах добычи нефти хватит на 13 лет.(примечание автора)